Личное заявление Ургена Сангхаракшиты

В следующем году мы будем праздновать 50-летний юбилей «Триратны». Это повод для радости, благодарности Трём Драгоценностям и посвящения заново идеалам, которые отстаивает «Триратна».

Для меня, как основателя «Триратны», это повод особенно берущий за душу. Я уже не раз говорил, что я — не лучший человек для основания нового буддийского движения, но лишь тот, кто нашелся, хотя друзья иногда уверяют себя и прочих людей, что мои слова не следует воспринимать буквально, но только как знак моего смирения. Я всегда говорил в прямом смысле и сейчас имею в виду то же самое.

Поскольку основателем являюсь я, «Триратна» иногда носит отпечаток не Дхармы, а моей особой личности. Эта личность — сложна, и в некоторых отношениях, случалось, что я действовал не в соответствии с тем, как требовало мое положение в «Триратне» и даже не как истинный Буддист. В частности, я имею в виду те времена, когда я делал больно, причинял вред или расстраивал моих коллег буддистов, будь то внутри «Триратны» или за ее пределами.

Эти мысли все чаще посещали меня в течение прошлой недели, когда я лежал в госпитале с пневмонией. Я хорошо знал, что пневмония может быть смертельна для человека в моём возрасте и понимал, что могу умереть, хотя и не ощущал, что умираю, несмотря на то, что чувствовал себя очень больным.

В этой связи я хотел бы выразить свое глубокое сожаление по поводу всех случаев, когда я делал больно, причинил вред или расстроил моих коллег буддистов, и попросить у них прощения.

Урген Сангхаракшита,
Адхистхана,
30 декабря 2016.

Обновление от 8 февраля 2017: Сангхаракшита подтвердил, что его извинение распространяется на всех, кому он каким-либо образом причинил вред, в том числе тех, кто пусть не сейчас, но в то время были буддистами, а также членов их семей и друзей, не являющихся буддистами. Кроме того он хочет прояснить, что он это сделал в качестве признания. Когда признание этических нарушений касается буддийских наставлений, оно в наибольшей степени значимо перед другими буддистами. Его заявление было адресовано буддистам, как внутри «Триратны», так и за ее пределами, потому что «Раскаяние в своих ошибках» является одной из духовных практик, которую он практикует вместе с другими буддистами.